Теги: карма

Ответственные за счастье

Ответственность... Как и многие другие слова, это не однозначное и сложносоставное слово, с множеством слоёв. Давайте сразу условимся, что речь здесь пойдёт только об ответственности за себя. Потому что есть и ответственность за других (или перед другими), но нам для начала неплохо бы разобраться именно с ответственностью за себя.

Ответственность… Как и многие другие слова, это не однозначное и сложносоставное слово, с множеством слоёв. Чтобы не превращать эту заметку в энциклопедическую статью, давайте сразу условимся, что речь здесь пойдёт только об ответственности за себя. Потому что есть и ответственность за других (или перед другими), но нам для начала неплохо бы разобраться именно с ответственностью за себя.

С точки зрения «народной» этимологии, вероятно, это про то, что мы будем отвечать перед Богом за свои дела? Ответственный — значит готовый отвечать? За каждое действие, которое я совершаю, я готов нести ответ. Что же, весьма неплохо, если большинство моих действий рождаются из осознания того, что я за них отвечаю. И всё же, что-то тут не так. Вероятно, то, что ответ предполагается перед кем-то внешним — судьёй, Богом, соседом. А как насчёт внутренней ответственности?

Давайте ещё немного сузим контекст. Как обычно, меня интересует вопрос счастья в жизни. Возможность всегда быть в контакте со своими ценностями и смыслами, жить без страха смерти, без злости, жадности, высокомерия и глупости, из любви к ближнему и дальнему, без необходимости защищать свои границы… Жить из пробуждённого состояния, в абсолютном счастье (которое, как известно любому поэту, есть сочетание покоя и воли). В чём тут ответственность?

Ответственность в том, чтобы понимать, что это целиком и полностью зависит от нас самих. Целиком и полностью. Если мы не дети, и если у нас нет психиатрического искажения, мешающего адекватно воспринимать реальность, наше счастье, смысл, радость жизни — всё это целиком и полностью в наших руках.

Конечно, и тут не всё так просто. «Не дети» в биологическом смысле, к сожалению, не означает взрослость в смысле психологическом. И это то, что не понимают многие мотивационные коучи и спикеры, а также некоторые духовные учителя, призывающие «просто понять», и тогда, мол, всё встанет на свои места. Чтобы «просто понять» — нужно дозреть, повзрослеть.

Взрослость — это знание своей полной ответственности за себя.

Когда появляется такая взрослость, когда появляется «железобетонная» уверенность в том, что только от меня зависит моё счастье и осмысленность жизни, тогда появляется и ответственность за свою жизнь.

Мне очень импонирует ранний буддизм именно своим акцентом на освобождение в этой жизни. Книга одного из моих учителей, У Пандиты, так и называется — «В этой самой жизни» (In This Very Life). Освобождение — это освобождение от страданий. И это всё, чему учил Будда.

По тем словам, которые дошли до нас в самых древних буддийских текстах, Будда учит «только тому, что такое страдание, и что такое прекращение страданий», доступное каждому человеку в этой самой жизни. Потому что если всё в порядке — то всё в порядке. Нет проблемы. Нет страдания. Нет чувства, что что-то не так. Всё хорошо весьма, выражаясь библейским языком.

Поэтому, вместо того, чтобы искать рай, бога, бессмертие или что-либо другое, буддизм предлагает нечто совершенно иное: исследовать само чувство проблемы, чувство, что «что-то не так», беспокойную неудовлетворённость происходящим (как часто переводят термин «дуккха», страдание). Эта беспокойная неудовлетворённость лежит на самых разных уровнях, от сильных тяжелых эмоций, вроде тоски по покинувшему нас ближнему, и до тончайших ощущений беспокойства, связанных с тем, что всё это когда-нибудь закончится, и не имеет никакого «встроенного» смысла.

И с этой беспокойной неудовлетворённостью возможно разобраться полностью и бесповоротно уже в этой самой жизни. Более того, с ней возможно разобраться прямо сейчас. Всё, что требуется: знать, куда смотреть и что делать. Счастье доступно, но для этого нужна взрослость и ответственность. Ответственность за то, чтобы в каждое новое мгновение не просто знать, куда смотреть и что делать, но и действительно делать это.

И вот, благодаря практике вы начинаете всё яснее знать, куда смотреть и что делать. И от этого приходит ответственность за себя, поскольку вы регулярно сознаёте, постоянно напоминаете себе, что ваше состояние зависит только от ваших действий, покуда это не становится совершенно очевидным, «железобетонным». В буддийской традиции это называется каммассаката-ньяна (kammassakata-nãna), или знание о том, что мы пожинаем плоды своих действий, что мы являемся, дословно, «наследниками своей кармы» (об этом я однажды уже писал).

И когда такая ответственность возникает, вместе с ней приходят покой и воля. Точнее, покой и воля являются свойствами этой ответственности.

Проще всего они сформулированы во фразе «делай, что должен, и будь, что будет».

Делай, что должен → воля
Будь, что будет → покой

И далее,

Если ничего сделать не можешь → покой
Если знаешь, что нужно делать → покой

Это же принцип изложен в знаменитой «Молитве душевного покоя», которая встречается в десятках вариаций, и которую написал американский пастор Рейнхольд Нибур:

Боже, дай мне покой принять то, что я не в силах изменить,
Мужество — изменить то, что могу,
И мудрость — отличить одно от другого.

Беспокойная неудовлетворённость уходит, когда есть знание, и есть ответственность — взрослость — за следование этому знанию. Я принимаю то, что есть. Если прямо сейчас, в это мгновение, я ничего не могу изменить, я принимаю это. Если я могу что-то сделать — я делаю, и принимаю результат своих дел. «На свете счастья нет, но есть покой и воля…»

Скорее всего, Пушкин имел в виду волю как свободу, а не как «энергию к действию», но это, на самом деле, абсолютно одно и то же.

Желаю вам быть абсолютно свободными и спокойными, это полностью в ваших руках!

Хозяева своих действий

Вокруг так много разговоров о политике, на кухнях и в сети. Помимо очевидных социоэкономических составляющих, я в этих разговорах явно слышу тему незрелости лидеров, людей, управляющих странами и народами. Незрелости и политической – в чём я совсем не разбираюсь, и психологической, в которой я понемногу начинаю разбираться. И учитывая мою буддийско-интегральную «профдеформацию», я начинаю размышлять сразу о том, что один из моих учителей, У Пандита, называет «Свет мира» – а именно, знание о том, что все мы являемся наследниками своей кармы (каммассаката самма-диттхи)...

Вокруг так много разговоров о политике, на кухнях и в сети. Помимо очевидных социоэкономических составляющих, я в этих разговорах явно слышу тему незрелости лидеров, людей, управляющих странами и народами. Незрелости и политической — в чём я совсем не разбираюсь, и психологической, в которой я понемногу начинаю разбираться. И учитывая мою буддийско-интегральную «профдеформацию», я начинаю размышлять сразу о том, что один из моих учителей, У Пандита, называет «Свет мира» — а именно, знание о том, что все мы являемся наследниками своей кармы (каммассаката самма-диттхи).

Один из маркеров зрелости — а только после достижения этой стадии и начинается настоящая работа над собой (потому что до этого взросление идёт просто в результате генетической предрасположенности и социокультурного обуславливания) — это возможность предвидеть последствия своих действий и видеть их причины. Конечно, всему этому нас учат ещё с детсадовского возраста, но до достижения определённой стадии психологического взросления понимание своих действий и их последствий остаётся очень примитивным. Мне довелось остро почувствовать это к 24-м годам, когда я чуть было не присвоил себе большую сумму чужих денег. Ясно помню ту секунду, когда я понял, что через минуту уже ничего нельзя будет изменить, что я пересеку точку невозврата, и это событие (и его итог) останется в моей личной истории навсегда. Я счастлив, что это прозрение удержало меня от невероятно низкого поступка и я успел всё исправить.

Сейчас, через 7 лет после того события, я практически постоянно удерживаю во внимании свои намерения и сознаю последствия действий. Когда я общаюсь с людьми — зачем я это делаю, и как я выбираю способ общения с ними? Со своей любимой? С родителями? Когда я чем-то занимаюсь — какое намерение лежит за всем этим, и какое место ценность этого намерения занимает в моей иерархии ценностей и актуальности этого момента? Я счастлив, что знаю свои актуальные ценности и имею возможность выбирать в каждый момент, один или в общении с другими, этим ценностям следовать. Сейчас такое происходит по многу раз в день, когда я вижу развилку и альтернативные сценарии будущего, и выбираю следовать наибольшему благу. Сильнее всего это проявляется в отношениях: наше общение в будущем будет наследником нашего общения сейчас — каким я хочу его видеть и что для этого делаю? Какой фундамент для нашего общения через год, через 10 лет, я закладываю прямо сейчас?

В южном буддизме есть такие понятия как хири и оттаппа — отвращение и страх. Чтобы объяснить то, как они действуют, Буддхагхоса, выдающийся систематизатор доктрины южного буддизма и автор важного текста «Путь очищения», приводит в пример железный прут: один конец этот прута раскалён докрасна, а другой конец обмазан дерьмом. Мы не хотим касаться раскалённого конца из страха — вполне обоснованного страха обжечься, а обмазанного дерьмом конца мы не хотим касаться из не менее обоснованного отвращения. Эти страх и отвращение традиция называет «Стражи мира».

Мы моемся в душе и чистим зубы из нежелания ходить грязными, и точно также мы не хотим замараться или обжечься обо что-то неправильное или некорректное с морально-этической точки зрения, когда становимся способны видеть и чувствовать формирование своих намерений и последствия своих действий. Гигиена тела и гигиена ума.

Конечно, хири и оттаппа — это просто один из инструментов, один из вариантов того, как можно реализовывать понимание кармы. И конечно, не менее важны и позитивные «инструменты» — к примеру, совершать каждое следующее действие из любви, дружелюбия и сострадания.

Я начал с политики. Многие из этих людей, к огромному сожалению, плохо понимают законы кармы, не боятся обжечься и любят измазаться в дерьме, и не чувствуют, что бесконечно взаимосвязаны со всеми другими существами. Не чувствуя этой взаимосвязи, не сознавая своих омрачений, не заботясь о будущем, они не видят, что на самом деле питает их намерения.

Интересно, что именно намерения Будда называл нашей кармой, нашими действиями. Каковы намерения — таковы и наши проявления в мире, а начать сознавать и менять намерения можно только тогда, когда чувствуешь взаимосвязанность с максимально широким кругом живых существ и видишь системные долговременные последствия своих действий.

Как мне кажется, невозможно научить людей быть моральными. К этому можно только повзрослеть самому, и способствовать созданию такой культуры, в которой ходить обожжённому и в дерьме будет очевидно неприятным. Для этого необходимо не столько внешнее обуславливание, сколько обучение рефлексии и внимательности к себе и к другим. Не случайно «Свет мира» — это то знание, которое возникает уже на первой стадии пути прозрения, во время практики медитации випассаны.

Многие буддисты ежедневно произносят такие слова:

Я хозяин своих действий, наследник своих действий, рождён благодаря моим действиям, связан со своими действиями, живу, поддерживаемый моими действиями. Какие бы действия я не накопил — хорошие или плохие, именно их я и унаследую.

Пусть все живые существа будут счастливы! Это возможно, если каждый ясно увидит, что является хозяином и наследником своей кармы — то есть своих действий, которые следуют за намерениями. Пусть ваши намерения будут направлены на благо, красоту и истину — для себя, и для других, в этот момент, и в каждый следующий!