Тексты

К вопросу о жизненной необходимости раскрытия человечности

Оригинал текста был опубликован в журнале «Эрос и Космос» 2 февраля 2016 года.

Мы просто социальные животные, у которых — бог его знает, благодаря чему — начали с невероятной быстротой развиваться мышление, культура и технология, в то время как биология и базовая психология не претерпели никаких принципиальных изменений. Сможете представить себе, как люди жили несколько десятков тысяч лет назад? До всех великих цивилизаций, до фараонов, до земледелия, до использования металла в хозяйстве, до колеса? Лично мне крайне сложно обернуть свой мозг вокруг того факта, что ничего из того, что я вижу вокруг, чем пользуюсь, о чём думаю, что занимает мою жизнь сейчас, не существовало всего каких-то пару сотен поколений назад. Что вообще такое пара сотен поколений в эволюционном (читайте — биологическом) масштабе для таких сложных существ, как люди? Крайне короткий срок для каких-то серьезных изменений на уровне тела и мозга. И всё же, всё изменилось до неузнаваемости, поскольку, по дизайну ли, или по ошибке, но потенциалом того тела и сознания, которыми мы стали обладать ещё десятки тысяч назад, оказались ныне поэзия Лорки и картины Климта, оперы Верди и скульптуры Антокольского, фильмы Андерсона и книги Фолкнера, а также все те невероятные технологии, которые нас окружают и делают возможными коммуникацию на расстоянии и полеты в космосе, а также — удивительно! — создание машин, которые умнее нас самих.

artificial-intelligence-warfare

Со времени начала взрывного развития нашего технологического общества несколько сотен лет назад, появилось множество областей знания, делающих акцент на раскрытии человеческого потенциала, от гуманистической, трансперсональной и интегральной психологии и до критических философских школ, во главу угла ставящих эмансипацию и актуализацию индивида и общества. Всё более легальными и принимаемыми культурой становятся и созерцательные традиции, освобождаясь от своей древней мифической составляющей, и в один голос утверждающие о скрытых внутри нашего сознания невиданных потенциалах глубинной этики, сострадания, смысла и счастья. Наконец, на пересечении культуры, психологии и технологии рождаются трансгуманистические течения, также формирующие свою точку зрения на потенциалы развития человека и человечества.

Тем не менее, хотя все эти подходы, традиции и течения и существуют, активно развиваясь и функционируя, в силе своего влияния на социум и культуру они однозначно проигрывают (по крайней мере, на видимом уровне) технологическому прогрессу, снабжающему наше общество потребления всё более продвинутыми и удобными «помощниками жизни» — помощниками коммуникации, производства, перемещения в пространстве, медицинских операций, качества быта, и так далее. И чем дальше, тем быстрее происходит этот технологический прогресс, в геометрической прогрессии достигающий пика сингулярности — по прогнозам многих ведущих футурологов, уже при нашей жизни.

Для червяка наша способность расщеплять атомы и летать в космос — совершенно, принципиально, абсолютно непостижима. И настолько же непостижимыми будут для нас способности искусственного интеллекта, достигшего своего пика

Недавно был опубликован перевод невероятно увлекательной статьи, написанной лёгким и понятным языком, озаглавленной «Революция искусственного интеллекта»1. Статья рассказывает о самом современном понимании технологического прогресса в области искусственного интеллекта (устами наиболее квалифицированных в этой сфере людей — собственно, ведущих специалистов) и ставит крайне сложные вопросы, свести которые можно вот к чему:

Прогресс в области искусственного интеллекта всё ускоряется и достигнет пика, скорее всего, уже при нашей или наших детей жизни. При этом, искусственный интеллект на пике будет столь же более мощным во взаимодействии с окружающей средой, как мы — по сравнению с червяком. Для червяка наша способность расщеплять атомы и летать в космос — совершенно, принципиально, абсолютно непостижима. И настолько же непостижимыми будут для нас способности искусственного интеллекта, достигшего своего пика. Мы просто не сможем понять, принципиально и абсолютно, как он будет делать то, что сможет. И это ставит нас в удивительно незавидное положение. Важно осознать, что фактически никто из специалистов не сомневается, что это относительно скоро произойдёт (хотя отсюда нам и кажется это сказкой). Но к чему это приведёт? Учёные озвучивают два варианта развития событий — или человеческое процветание, такое, о каком мы не умеем мечтать даже в самых смелых фантазиях, или трагический финал. Прочитайте в статье, там обо всём этом рассказывается крайне подробным и понятным образом. И проблема заключается в том, что мы пока что не очень понимаем, как направить мощь искусственного суперинтеллекта к процветанию, а не к гибели. Технология развивается намного быстрее сознания и культуры. При существующей скорости технологического прогресса, продолжая тысячелетиями убивать друг друга за условные нефть и размеры счёта в банке — мы обречены. Современная технологическая ситуация прямо взывает к раскрытию потенциалов сознания человека, потенциалов единства, взаимосвязи и понимания, сострадания, счастья и глубинного смысла.

Современная технологическая ситуация прямо взывает к раскрытию потенциалов сознания человека, потенциалов единства, взаимосвязи и понимания, сострадания, счастья и глубинного смысла

Акцент на технологическое развитие должен уступить ставке на гигиену ума, практику осознанности и дружелюбия, интерес к исследованию позитивных потенциалов сознания. Я глубоко убеждён в том, что это наш единственный шанс и наша первоочередная задача как вида. Причём эта первоочередная задача лежит не на маргиналах, медитирующих в гималайских пещерах, и даже не на отдельных группах заинтересованных практикующих. Эту задачу можно решить только в том случае, когда достаточно большая часть просвещенного человечества примет, узнает это как фундаментальный стандарт жизни. Интегральный философ Кен Уилбер теоретизирует, что для качественных парадигматических сдвигов в культуре и обществе не требуется даже, чтобы новое понимание разделяло большинство — достаточно и меньшинства, когда оно превосходит 10% населения. По крайней мере, так произошло в недавнем прошлом, когда просвещенное меньшинство осознало равенство людей во всём, что касается пола, социального статуса, гендера, расы и цвета кожи. В результате, после многовекового подавления, женщины, негры, сексуальные меньшинства и гендерквиры получили равные гражданские права с «обычными людьми» (под которыми понимались белые мужчины-натуралы). По крайней мере, получили на нормативном, правовом уровне — я понимаю, что на бытовом уровне этот процесс крайне далёк от завершения даже в самых продвинутых в этом отношении странах. И тем не менее, как гласит крылатая фраза писателя-фантаста Уильяма Гибсона, будущее уже здесь, оно просто ещё не так широко распространено.

singularity2

Мне хочется верить, что и в отношении гигиены ума, практики осознанности и доброжелательности, практики раскрытия позитивных потенциалов сознания, будущее уже здесь, хотя оно и не слишком хорошо распространено. Чтобы всё это стало новым мощным трендом просвещенной части человечества, как я упомянул выше, отдельных йогинов в пещерах недостаточно, также как и недостаточно продвигать эти практики в религиозном контексте. По счастью, природа всё предусматривает наилучшим образом, и одновременно с технологическими прорывами второй половины XX века, с 1970-х годов началась постепенная интеграция практик осознанности, корнями уходящих в религиозный дискурс, в светскую реальность. Началось широкомасштабное научное изучение измененных состояний сознания, эффектов различных типов медитации, появились первые лонгитюдные исследования. Сейчас появляются тысячи новых исследований ежегодно, постепенно повышая и качество, и научную глубину подхода. Практики осознанности интегрируются с распространенными методами психотерапии. Они продвигаются в популярных медиа, от серьезных журналов типа «Time» и «Harvard Business Review» и до ток-шоу Опры Уинфри, которое смотрят сотни миллионов людей. Ими интересуются на Всемирном экономическом форуме в Давосе, в ООН, в британском парламенте, в сенате США.

В результате, происходит всесторонняя легализация и включение практик, раскрывающих позитивные потенциалы сознания человека, в мэйнстрим просвещенной культуры — снизу, через популярное и всё более массовое увлечение занятиями медитацией для успокоения, повышения работоспособности и снижения стресса, сверху, через правительственные и международные инициативы, и из центра, посредством роста профессионального интереса к этим темам, и их тщательного научного исследования.

Происходит всесторонняя легализация и включение практик, раскрывающих позитивные потенциалы сознания человека, в мэйнстрим просвещенной культуры

Только подобное всестороннее включение практик гигиены ума и раскрытия потенциалов сознания может позволить хотя бы немного сбалансировать гонку за техническим совершенствованием. Мы можем конструировать умные и сверхумные машины, но им совершенно недоступны чувства. Они, вопреки тому образу, который создают фантастические фильмы и мультфильмы, не могут любить, надеяться, верить, сопереживать и сорадоваться, быть доброжелательными или просто добрыми (как и злыми, впрочем, — это тоже лишь когнитивная иллюзия антропоморфности), не могут доверять, уважать и ценить, не могут находить смысл, не могут испытывать восторг и благоговение, благодарность и красоту, открывать в себе удивительные состояния сознания — состояния единства, безграничности, блаженства и счастья. Они могут только вычислять. И чем лучше они могут это делать, тем острее и насущнее встаёт вопрос о том, насколько мы сами, их создатели, можем всё это чувствовать, переживать и сознавать. Насколько мы сами умеем, несмотря на то (и благодаря тому), что биологически мы являемся разумными социальными животными возрастом в пару десятков тысяч лет, жить осмысленно и этично, любить и уважать, испытывать благодарность и благоговение, жить из счастья и покоя, жить каждое мгновение целиком и без остатка; насколько мы сами умеем не считать смерть и болезни проблемой и препятствием к счастливой жизни; насколько мы умеем слышать и слушать сознание и тело, соединяя их в едином акте жизни прямо сейчас, опираясь на глубинные доступные нам в это мгновение ценности; насколько панорамно и широко мы можем видеть контексты наших действий, мыслей, высказываний и чувств. Насколько мы можем становиться теми людьми, которыми все мы, я уверен, можем быть.

17o-tile

Я не верю в божественный замысел и то, что у нашего развития есть некая заданная заранее, предначертанная цель. Скорее, мы самонаводящиеся тела-сознания, имеющие возможность выбирать направление своего движения в каждом новом мгновении и каждом новом действии. Так пусть мы сможем этот выбор по-настоящему совершать, и пусть он будет соответствовать нашим смыслам и ценностям, в которых суперинтеллект машин соединяется с нашей всё возрастающей человечностью. В этом случае, вероятно, у нас ещё есть шанс.

Примечания

  1. «Революция искусственного интеллекта» — перевод на русскийоригинал часть 1часть 2

You Might Also Like

No Comments

Leave a Reply