Тексты

Книга Шинзена Янга «Наука просветления». Предисловие автора.

Продолжение перевода книги Шинзена Янга «Наука просветления: Как работает медитация». Предыдущие части можно найти по тэгу «наука просветления».

 
Мне потребовалось довольно много времени, чтобы свыкнуться с идеей издания этой книги — на самом деле, много лет. Это может звучать довольно странно. Как может кто-то не принимать идею о публикации того, что сам же и написал? Позвольте объяснить.

Центральной идеей буддизма является идея о том, что внутри нас нет никакой сущности, которую мы могли бы назвать «собой». Один из способов выразить это понимание — сказать, что мы представляем из себя набор субличностей, и каждая из этих субличностей является не столько существительным, сколько глаголом, или деланием.

Одно из моих деланий — это Шинзен-исследователь, и его миссия заключается в том, чтобы убрать всякий туман из мистицизма. В противоположность распространенному убеждению, он считает, что мистические переживания можно описать с той же тщательностью и точностью, и таким же количественным языком, как принято в успешных научных теориях. По его мнению, сформулировать ясное описание мистических переживаний — необходимое «предбрачное» дело для Свадьбы Тысячелетия: союза точных наук и созерцательной духовности. Он надеется, что в конечном итоге эта странная пара займётся пылкой любовью и породит богатое потомство, которое стремительно улучшит условия человеческой жизни.

Шинзен-исследователь считает также, что многие мастера медитации, и в древности, и в наше время, формулируют свои учения «чуть менее, чем полностью добросовестно» из-за того, что делают необоснованные, широкие философские заявления о природе объективной реальности, опираясь на свои субъективные переживания. Учёные такие заявления зачастую принять не могут, и это усложняет процесс «взаимных ухаживаний» духовности и науки.

У Шинзена-исследователя есть присущий ему голос. Это стиль, который можно найти в научном тексте по математике: определение, лемма, теорема, вывод, постулат. Вот пример того, как может звучать подобный голос:

    Возможно, существует способ моделировать некоторые глобальные закономерности физиологии мозга методами, знакомыми любому ученому. Например, используя дифференциальные операторы и уравнения с ними на скалярные, векторные или тензорные поля, в которых зависимые переменные (константы) могут быть выражены в единицах СИ, а независимыми являются переменные пространства и времени (где «пространство» может иметь смысл обычного пространства, а может иметь более эзотерический смысл гладкого многообразия).

    Возможно есть даже способ вывести эти уравнения из первых принципов, аналогично выводу уравнений Навье-Стокса из принципа непрерывности Коши. Для полей в этом случае различные «режимы потока» обычно определяются взаимоотношением между параметрами уравнения, например зависимостью F(Pj) → Q, где Q есть качественное изменение поведения поля. Под качественным изменением поведения поля я имею в виду такие явления, как появление солитонов, исчезновение турбулентности и так далее.

    Обратными методами можно было бы установить соответствие между присутствием определенного взаимоотношения между параметрами уравнений, которыe моделируют поля в головном мозге, и наличием классического «просветления» у обладателя этого мозга. Это позволило бы количественно оценить и математически описать (или, вероятно, даже объяснить) различные аспекты духовного просветления методами, так хорошо знакомыми ученым.

Но такой голос вы не услышите в этой книге. В этой книге — другой Шинзен, учитель Дхармы, изъясняющийся так, как он обычно говорит со своими студентами, практикующими медитацию. Шинзен-учитель Дхармы спокойно может говорить «чуть менее, чем полностью добросовестно». Ему комфортны такие слова как Бог, Источник, Дух, или фразы вроде «природа Природы». Более того, присущий ему голос любит говорить нечто, заставляющее учёных морщиться. Вот пример такого голоса:

    Те же самые космические силы, которые формируют галактики, звезды и атомы, создают каждое мгновение самости и мира. Внутреннее чувство «я» и внешние обстоятельства рождаются в промежутке между расширением и сжатием. Когда вы сдаётесь этим силам — вы становитесь ими, и посредством этого опыта переживаете нечто вроде бессмертия; вы живёте в дыхании и сердцебиении каждого животного, в поляризации электронов и протонов, в той игре термического расширения и самогравитации, из которой рождаются звёзды, во взаимодействии тёмной материи, которая соединяет галактики, и тёмной энергии, которая разворачивает пространство.

    Не бойтесь, что силы расширения и сжатия разорвут вас, разбросают во всех направлениях, выдернут из-под вас твёрдую основу. За этим кажущимся беспорядком лежит порядок настолько извечный, что его просто невозможно нарушить: безусильно расширяется Бог-Отец, безусильно сокращается Бог-Мать. И предельный акт веры — отдаться этим силам, вернуть себя к Источнику этого мира, и стать через это таким человеком, который сможет оптимально способствовать исправлению этого мира.

Шинзен-исследователь и Шинзен-поэтичный учитель Дхармы прекрасно сосуществуют друг с другом. В конце концов, оба они — волны. Частицы могут сталкиваться друг с другом, волны же — автоматически интегрируются. Но есть одна проблема: исследователь является ужасным перфекционистом. И он сильно сопротивляется идее о публикации чего-либо, не на 100% соответствующего научному духу. Слова, высказанные когда-то, возвращаются обратно в ту тишину, из которой родились. Напечатанные тексты годами лежат в столе, ожидая, пока выявятся любые самые мельчайшие неточности и несовершенства.

Именно поэтому мне потребовалось много времени, чтобы увидеть ценность в публикации моих лекций в виде, близком к тому, как они были произнесены.

 

***

Глубокая благодарность моему редактору Майклу Тафту; Тами Саймон, основателю издательства Саундз Тру; моему управляющему Тодду Мертцу; и моей гениальной помощнице Эмили Барретт, за их воодушевление, поддержку и впечатляющее терпение в течение многих лет, пока эта книга не увидела свет. Благодарю Дэнни Коэна, Мартина Хоя, Хар-Пракаш Хальсу, Дона МакКормика, Чед-Менг Тана, Криса Крани и Джеффа Уоррена за их комментарии и предложения. Я искренне надеюсь, что вы, дорогой читатель, найдёте эту книгу интересной и полезной.

Также, позвольте мне выразить благодарность (без определенной последовательности): Биллу Коратосу, моему другу и бизнес-партнеру, который поддерживал меня столькими способами на протяжении всего времени работы над этим материалом; Энн Бак, за её сердечную дружбу и широту духа; Чошин Блэкбёрн, за её безупречную грациозность в организации моих ретритов и создание такой дружелюбной атмосферы; Чарли Тарта за его постоянную поддержку, а также за вдумчивые и провоцирующие размышления диалоги; Шелли Янг, Стефани Нэш, Сорью Форолла, Джулианну Рэй, Питера Маркса и прочих, за помощь в создании моей системы; Магдалену Нэйлор, Дэйва Ваго, Дэвида Кресвелла и Эмили Линдсэй за их желание исследовать эту тему с научной точностью; Маркелл Брукс, Боба Стиллера, Дэйва Стиллера, Кристиан Стиллера, Грега Смита, Юдит Смит и прочих, за всю их поддержку моей работы. Если я забыл упомянуть кого-то, то лишь из-за ограничений памяти, но не недостатка благодарности.

Наконец, я хочу поблагодарить всех своих студентов за их воодушевлённое участие в тех экспериментальных медитациях, которые я проводил в течение многих лет.

 

***

Последний комментарий касается той терминологии, которую я использую в книге. Я люблю экспериментировать с языком. За годы практики, я создал свой уникальный жаргон, описывающий как обычные сенсорные переживания, так и некоторые особые явления, которые могут возникнуть в ходе практики. Часто, но не всегда, я буду использовать прописные буквы, чтобы указать на такой особый язык. Например, «Вижу» относится к любым и всяким визуальным переживаниям, «Слышу» — к любым и всяким аудиальным переживаниям, «Чувствую» — к любым и всяким телесным переживаниям, «Ушло» — к мгновениям, когда любое сенсорное переживание пропадает, «Поток» относится в общем к любым изменениям в сенсорных переживаниях, а «Источник» — к самому глубокому уровню сознания.

И ещё, мне следует рассказать о том, как я использую слово «пространство», поскольку этот термин может означать несколько принципиально различных вещей. Во-первых, есть физическое пространство, которое, как показал Эйнштейн, неразрывно связано с временем. Во-вторых, есть формальное пространство, которое относится к различным математическим абстракциям: евклидовы пространства, проективные пространства, топологические пространства, и так далее. Наконец, есть сенсорное переживание пространства.

Если вы станете наблюдать достаточно тщательно, то заметите, что у всего, что вы видите, слышите и ощущаете, есть ширина, глубина и высота. Всё это является пространственным по своей природе. Даже ум как-то расположен в пространстве. У него есть передняя часть, которую я называю центром пространства образов (для многих людей он находится перед и/или за их глазами). И у него есть задняя часть, которую я называю пространством ментального монолога (для многих людей оно находится где-то в голове и в районе ушей). Некоторые люди называют свой центр пространства образов ментальным экраном, что указывает на двумерную парадигму восприятия, но для других людей это больше похоже на сцену, то есть к ширине и высоте добавляется ещё и глубина. Схожим образом, пространство ментального монолога также имеет ширину, высоту и глубину, хотя для большинства людей эти параметры не особо заметны. В общем, умственные переживания расположены в пространстве:

    пространство образов + пространство монолога = пространство ума

Физические ощущения, как и ощущения эмоциональной природы, также имеют пространственные характеристики. Физические образы появляются перед нашими глазами, и у них, очевидно, есть ширина, глубина и высота. Физические звуки также можно определить пространственно: справа, слева, спереди, сзади, сверху, снизу. Телесные ощущения физической природы занимают место внутри или вокруг тела. То же справедливо и в отношении телесных ощущений эмоциональной природы.

Когда вы сознаёте размеры, форму и расположение сенсорных переживаний, это значит, что у вас появляется ясность в отношении пространственной природы нашего опыта. И по мере роста навыков сосредоточения, вы всё лучше воспринимаете эту пространственную природу переживаний. Но в какой-то момент, может произойти качественный сдвиг восприятия, и вы начнёте замечать просторную природу переживаний. Кажется, что все сенсорные переживания возникают в просторной открытости, и пронизаны тончайшей лёгкостью. Будто бы и наше «я», и мир вокруг в буквальном смысле сотканы из пространства.

Подытоживая, слово «пространство» может означать, в зависимости от контекста, четыре разных вещи. Есть то, что физики называют пространством, есть то, что математики называют пространством, есть обыденное переживание пространства (расположение сенсорных явлений наших чувств), и есть необыкновенное переживание пространства (того пространства, которое пронизывает все чувства).

В этой книге под словом «пространство» я обычно буду подразумевать пространство нашего опыта, то есть третий и четвёртый смысл. Я не утверждаю, что у этих понятий есть какая-либо связь с пространством в физическом или математическом смысле. Этот философский вопрос находится за пределами моих интересов.

В том, чтобы замечать пространственную природу сенсорных переживаний, есть огромная практическая ценность. Благодаря этому, сенсорные переживания можно отслеживать, и потому — управлять ими. Когда же вы цените просторную природу сенсорного опыта, то вам открывается что-то большее. На самом глубинном уровне, это постижение равно самому просветлению.

Шинзен Янг,
Бёрлингтон, Вермонт, 2015

You Might Also Like

2 комментария

  • Reply
    Дмитрий
    01.12.2016 at 18:15

    > формулируют свои учения «чуть менее, чем полностью добросовестно» из-за того, что
    > делают необоснованные
    Мем «чуть менее, чем полностью» означает в данном случае «фактически полностью добровосвестно», что делает предложение бессмысленным. Кроме того, он заезжен до неприличия:
    http://lurkmore.to/%D0%A7%D1%83%D1%82%D1%8C_%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B5,_%D1%87%D0%B5%D0%BC_%D0%BD%D0%B0%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%83

    • Reply
      admin
      01.12.2016 at 19:51

      Дмитрий, я знаю, что это мем. Тем не менее, Шинзен использует именно такой, дословно, оборот: many meditation masters have formulated their teachings with “less than full rigor”.

    Leave a Reply